8.1 тыс.
21 мая 2022

В школах ВКО досматривают личные вещи детей

В редакцию обратились родители семиклассницы, шокированные тем, что портфели детей в классе подверглись обыску. Мы выяснили, что это не единичный случай в нашей области. Законны ли требования школьной администрации предъявить вещи на досмотр и что по этому поводу думают чиновники от образования? Кто и по какой причине имеет право производить обыск? Как может отразиться эта процедура на психическом состоянии подростков, разбирался корреспондент YK-news.kz.

Запах клубники

В тот день Вика пришла домой совершенно подавленная. Когда дочь пожаловалась на недомогание, встревоженные родители начали выяснять причину. Оказалось, что девочка потрясена тем, что случилось во время занятий в школе.

Во время урока в класс неожиданно вошли завуч и школьный инспектор. Они приказали всем открыть сумки для досмотра. Обыск мотивировался тем, что видеокамеры зафиксировали факт курения электронных сигарет.

Некоторые семиклассники безропотно открыли свои портфели. Некоторые пытались протестовать, но всё равно вынуждены были подчиниться педагогам. Вейпа, который разыскивали взрослые, ни у кого не нашлось. Позднее стало известно, что обыск прошёл по всей школе.

Вика сильно переживала эту историю. Не то чтобы ей было что скрывать. Девочка отлично учится, активно участвует во всех общественных делах. Сам факт недоверия и досмотра личных вещей оказался для неё крайне болезненным.

Эта история произошла недавно в школе одного из районных центров ВКО. Но, как выясняется, подобное случается и в областном центре. По версии родителей, в одной из школ Усть-Каменогорска аналогичный обыск был вызван тем, что учительница на перемене почувствовала запах клубники.

— Она сказала, что пахнет электронными сигаретами, — рассказывает мать одной из старшеклассниц. — И что урок она не начнёт, пока дети не признаются, кто курил. Дети молчали. Тогда она потребовала вывернуть портфели. Дети у нас грамотные, пытались возражать. Но никакие возражения не принимались. В итоге вейп не нашли. Нашли девочку, которая утром опрыскалась туалетной водой с клубничным запахом.

Родители, поделившиеся этими историями, говорили, что их дети чувствовали себя униженными и оскорблёнными, несмотря на то, что не были ни в чём виноваты.

Для безопасности можно?

Один эпизод всегда можно списать на случайность. Но два подряд — что это? Совпадение? Или в наших учреждениях образования стало закономерностью, что при малейшем подозрении можно заставить целый класс безропотно вывернуть портфели? Ответить на этот вопрос может, пожалуй, только управление образования ВКО.

На наш вопрос, существует ли какое-либо распоряжение о том, что необходимо искать и изымать электронные сигареты, в управлении ответили отрицательно. Однако действия администрации в том и в другом случае, по версии чиновников, могут оправдываться обстоятельствами.

— В организациях образования учащимся, сотрудникам школ, посетителям запрещается приносить, передавать и использовать с любой целью оружие, колюще-режущие предметы, пиротехнику, взрывоопасные и токсичные вещества, резкопахнущие вещества и предметы, наркотические и токсичные вещества; курить; употреблять алкогольные и энергетические напитки, наркотические и токсичные вещества. Учащимся школ также запрещается производить любые действия, влекущие опасные последствия для окружающих, курить в школе и на ее территории, — перечисляет руководитель управления образования Сайрангуль Жумадилова. — На основании записи камер видеонаблюдения, в случае обнаружения обучающихся, находящихся в служебном помещении (туалете) организации образования с ярко выраженными признаками курения (густой дым, резко выраженный запах), в присутствии классного руководителя и администрации школы (заместителей директора), руководствуясь приказом МОН РК № 235 от 25.05.2021 "Об утверждении перечня предметов и веществ, запрещенных к вносу, ограниченных для использования в организациях образования и на их территориях", в целях недопущения проноса в школу запрещенных предметов и нанесения вреда жизни и здоровью обучающихся, работников и педагогов проводится осмотр содержания школьного портфеля (с собственноручным выкладыванием обучающимися школьных принадлежностей на стол) и беседа по факту совершения нарушения правил внутреннего распорядка школы, правил поведения, Кодекса РК "О здоровье народа и системе здравоохранения".

Те, у кого получится с ходу одолеть этот шедевр канцелярской мысли, должны прийти к выводу, что право на обыск личных вещей учащихся даёт обозначенный в ответе приказ МОН РК. Мы не поленились отыскать его и ознакомиться с содержанием. И — вот неожиданность! — ничего о дозволительности обысков силами учителей в учебных заведениях Республики Казахстан там не говорится. Там всего лишь приведён перечень того, что в школы проносить запрещено.

На наш вопрос о том, куда могут пожаловаться родители учеников, чьи вещи подверглись досмотру, и кто чувствует себя оскорблённым тем, что без малейшей вины стал объектом обыска, мы получили ожидаемый, хотя и не слишком удовлетворительный ответ:

— В случае необоснованного обыска личных принадлежностей обучающегося законный представитель может обратиться к руководству организации образования или же в отдел образования города/района.

Иными словами, жаловаться предлагается тем, кто эти действия производил или как минимум допустил.

А если по закону?

Несмотря на заверения чиновников от образования, что так было можно, мы попросили развеять наши сомнения правоохранителей и юристов. И оказалось, что закон смотрит на подобные действия несколько иначе.

— Согласно части 3 статьи 791 ("Личный досмотр и досмотр вещей, находящихся при физическом лице") Кодекса Республики Казахстан "Об административных правонарушениях", личный досмотр и досмотр вещей, находящихся при физическом лице, производятся только уполномоченными органами, перечень которых определен в статье 787 кодекса (органами внутренних дел, при выявлении административных правонарушений, комендатурой местности, где объявлено чрезвычайное положение, должностными лицами, участвующими в антитеррористической операции, должностными лицами Пограничной службы Комитета национальной безопасности Республики Казахстан, органами лесного хозяйства, органами транспортного контроля, должностными лицами военной полиции, органами государственного контроля в области охраны окружающей среды, должностными лицами органов государственных доходов, судебными приставами), — информирует первый заместитель начальника ДП ВКО Елдос Закимов. — Производство указанных мер другими лицами запрещается и влечет ответственность, предусмотренную законом. В таком случае родители имеют право обратиться в правоохранительные органы.

Полицейские пояснили, что основанием для проведения личного досмотра и досмотра вещей, находящихся при физическом лице, является совершение лицом административного правонарушения. То есть тотальный досмотр вещей учеников при одном лишь подозрении на то, что кто-то из них мог курить в туалете, законным быть никак не может.

Итак, по закону производить обыск или личный досмотр имеют право только правоохранители и только в присутствии понятых. Лишь в исключительных случаях, когда имеется подозрение, что при правонарушителе имеется оружие или другой предмет, который может угрожать жизни и здоровью людей, обыск могут произвести без понятых, но с обязательной видеофиксацией и уведомлением об этом прокурора в течение суток. Едва ли подозрительный запах сигареты мог быть основанием для подобных действий.

— Данные действия педагогических работников полностью противоречат практически всем нормативно-правовым актам, — комментирует главный специалист по правовым вопросам областного профсоюза работников образования и науки ВКО Иван Соколов. — Вообще, порядок и понятие "личный досмотр" и "досмотр личных вещей" отражены в Административно-процессуальном кодексе и в Уголовно-процессуальном кодексе — и больше нигде. Учителя не обладают такими полномочиями, как сотрудники органов внутренних дел. Я понимаю, что двигало учителями благое намерение предотвратить распространение электронных сигарет. Вместе с тем не надо забывать, что такие действия имеют под собой основания для обращения заинтересованных лиц в органы правопорядка, в управление образования, потому что в данном случае нарушаются права детей.

Опыт бесправия

Острая и болезненная реакция на обыск нашей героини заставила нас задуматься над тем, проходит ли подобный произвол бесследно для психики подростков.

— Этот вопрос напрямую связан с личными границами, — поясняет психолог, заместитель директора по профилю Дворца творчества школьников Лилия Куземко. — В подростковом возрасте тема границ становится особенно актуальной. Подростки находятся на границе психической нормы и могут достаточно остро воспринимать любые вмешательства — эмоциональные и физические. Тем более если это происходит без их согласия. Это может вылиться в агрессивную реакцию. Эмоционально сильный ребёнок может пытаться противостоять, грубить. Эмоционально слабый ребёнок может уйти, закрыться, замкнуться. Нарушение границ может пробуждать чувства стыда, унижения. Кто-то выдержит это чувство и с ним проживёт, а кто-то может и не выдержать.

Психолог допускает, что может возникнуть ситуация, когда подобный досмотр окажется необходимым. Но в этом случае, по её мнению, надо попытаться обосновать эти действия, объяснить детям, какую потенциальную опасность взрослые пытаются устранить. Не ломать их волю, а предложить самостоятельно показать свои вещи. Надо просто говорить так, чтобы дети услышали и поняли. Но даже при этом недопустимо устраивать "шмон" при всём классе. И, как ни парадоксально это звучит, сильнее это ударит не столько по виновным, сколько по тем, за кем нет никакой вины.

— Прилюдный досмотр может выглядеть как насилие, эмоциональный буллинг, — комментирует психолог. — Это может привести, в том числе, к отторжению ребёнка в классе. Если мы навязываем такой портрет "нарушителя", другие ребята могут в эту модель встроиться и начать травлю. Даже если этот ребёнок виноват, стыд и унижение, которые он проживёт в присутствии других людей, могут повлиять на его дальнейшее поведение и эмоциональное состояние. И всегда нужно смотреть непосредственно на ситуацию и на самого ребёнка. Дети разные. Если дома такая ситуация привычна, он переживёт это сравнительно легко. А если дома не принято нарушать его границы, он может воспринять это достаточно травматично. Мало ли что у меня там лежит? Не то, что ищут, но то, о чём я бы не хотел, чтобы другие знали. Подростку свойственно домысливать, преувеличивать последствия. Ситуация может загнать его в угол и спровоцировать срыв.

Страшнее всего то, что захлёстнутые негативными переживаниями подростки могут не увидеть иного выхода, кроме ухода. И не только за двери класса. По данным за 2021 год, в ВКО резко выросло число суицидов среди несовершеннолетних. Пандемия и почти двухлетнее дистанционное обучение нарушили часть социальных навыков. А психический дискомфорт часто становится одним из факторов, толкающих детей к непоправимому. В том случае, если удаётся доказать, что имело место доведение до самоубийства, виновный понесёт наказание согласно статье 105 Уголовного кодекса РК. Но это уже ничего не предотвратит и не изменит.

Школа помогает детям познавать мир и прокладывать в нём свою дорогу. Учит жить, как ни банально это звучит. Но нужен ли нашим детям опыт бессилия перед произволом, понимание того, что в какой-то ситуации они без вины могут оказаться совершенно бесправными?

Ирина Плотникова