1.7 тыс.
29 мая 2022

Как работает Центр по оказанию помощи жертвам сексуального насилия в Усть-Каменогорске?

Новый проект был запущен 13 апреля 2022 года на базе уже существующего центра "Ульба". За недолгое время существования через него прошли уже пять пострадавших от насилия. Самой младшей жертве — всего девять лет.

Как дома и без официоза

13 апреля в рамках пилотного проекта по оказанию комплексной помощи жертвам сексуального насилия департамент полиции ВКО и акимат Усть-Каменогорска подписали меморандум межведомственного взаимодействия. В результате на базе отделения социально-психологической помощи по разрешению кризисных ситуаций при КГУ "Городской территориальный центр социального обслуживания населения "Ульба" появился Центр по оказанию помощи жертвам сексуального насилия (далее – Центр). Цель сотрудников нового Центра — раскрывать преступления против половой неприкосновенности таким образом, чтобы не травмировать пострадавшую сторону повторно.

— Основная задача состоит в том, чтобы изолировать потерпевшую сторону от подозреваемой стороны. То есть не приглашать их вместе в отделение полиции и не наносить повторную травму этой встречей, — рассказывает заместитель начальника следственного отдела управления полиции Усть-Каменогорска подполковник полиции Айжан Кадырханова.

По ее словам, раньше насильник и его жертва неизбежно пересекались во время делопроизводства.

— Просто невозможно не встретиться на одном этаже, — добавляет подполковник полиции.

А еще новый формат работы позволяет оградить жертву от официальных кабинетов и огромного количества сотрудников.

— Тут работают только женщины. Практика показывает, что женщине-следователю довериться легче, даже если жертвой сексуального насилия стал парень. Криминалист — женщина, следователь — тоже. Но, конечно, если потерпевший захочет говорить со следователем своего пола, такая возможность есть, — добавляет Айжан Сергеевна. — Здесь создана домашняя атмосфера, скоро привезем сюда игрушки. А когда мы работаем с детьми, мы даже форму не надеваем, чтобы ребенок чувствовал себя комфортно.

Как работа Центра выглядит на практике? Когда поступает обращение, например, от несовершеннолетней жертвы сексуального насилия, ее привозят сюда, в небольшой и уютный кабинет, в сопровождении официального представителя.

— Сначала с потерпевшей стороной работает психолог. Мы даем на это неограниченное количество времени. И когда ребенок готов к делопроизводству, объясняем ему, какие именно действия будем проводить, чтобы в процессе ему было легче. Это допрос, экспертиза, психолого-психиатрическая экспертиза и депонирование показаний* в суде. После депонирования не требуется больше никакого производства и никаких следственных действий. Мы стараемся этим ограничиваться, чтобы не заставлять жертву постоянно вспоминать и говорить о произошедшем насилии. И такой подход опять же позволяет избежать встречи с подозреваемым в суде, — объясняет Айжан Кадырханова.

Если во время следственных действий несовершеннолетняя жертва устала, переволновалась, нуждается в отдыхе или хочет есть, делопроизводство останавливается.

— Тут есть игровые комнаты, комната отдыха и кухня, — перечисляет подполковник полиции. — Есть психолог, который всегда придет на помощь.

Работа с совершеннолетними жертвами сексуального насилия происходит по тому же сценарию, с минимальными отличиями.

Работа с эмоциями

— Следователи приводят к нам жертву сексуального насилия. Происходит первичное знакомство, и далее с каждым потерпевшим мы работаем в индивидуальном порядке, — рассказывает психолог кризисного центра "Ульба" Александра Романовская. — Если жертва закрывается, боится, напугана, в процесс входит психолог. Психолог проводит успокоительную работу, мягко ведет беседу. Мы можем подышать с человеком, обняться, если ему это необходимо.

Александра Николаевна положительно оценивает новую формулу работы с пострадавшими от сексуального насилия.  

— Жертва не встречается с агрессором. И я считаю, это очень правильно. Жертва находится в комфортной обстановке, где нет посторонних людей, рядом с ней находится психолог, — объясняет собеседница. — Да и само здание полиции. Представьте свои ощущения: вот вы заходите в магазин, вот заходите в дом, вот заходите в здание полиции. Ощущения очень разные.

Кроме того, по словам Александры Романовской, совместная работа психологов и полицейских позволяет восстановить наиболее полную картину преступления.

— Мы объясняем пострадавшему, как рассказать о том, что произошло и почему важно это рассказать. Человеку после этого легче раскрыться и довериться следователю, — говорит Александра Николаевна.

Важно и то, что по окончании делопроизводства сотрудники Центра не бросают жертву насилия. Психологи продолжают "вести" человека, если у него есть такая потребность. Помимо того, в "Ульбе" пострадавшая сторона может найти временный приют.

— Допустим, в семье ребенок подвергается сексуальному насилию со стороны отчима. Мать что-то подозревает, но вторичная выгода не дает ей сделать первый шаг. Она говорит себе: "А как я уйду?" У нее дети, она не работает, у нее нет средств к существованию и крыши над головой. Возникает страх, — приводит пример психолог. — Мы даем возможность вырваться из этого круга. Предоставляем крышу над головой, питание, необходимые вещи. Срок пребывания в кризисном центре — до шести месяцев. За это время можно найти и работу, устроить детей в детский сад, оформить развод и разделить имущество.

Рядом с монстром

— В Центре мы работаем со всеми жертвами сексуального насилия, вне зависимости от пола и возраста, — уточняет Айжан Кадыр­ханова. — Но в разговоре мы делаем акцент на девочках и женщинах потому, что они чаще всего становятся жертвами преступлений против половой неприкосновенности.

По словам подполковника полиции, особенно часто насилие совершается в отношении детей.

— У нас были случаи, когда пострадавшим было всего три – пять лет, — вспоминает Айжан Сергеевна. — Через Центр по оказанию помощи жертвам сексуального насилия прошли уже пять человек. Преимущественно несовершеннолетние. Самой младшей жертве на момент делопроизводства было девять лет.

Нарушение половой неприкосновенности ребенка происходит в самом близком его окружении. Насильниками выступают папы, дяди, старшие братья и так далее. То есть те люди, которые имеют возможность оставаться со своей жертвой наедине достаточно длительное время.

— А если говорить о маленьких детях, то их легко заставить молчать. Они зачастую просто не понимают, что с ними происходит. Что это насилие. Их просто обманывают, представляют все как игру и норму. Мы часто с этим сталкиваемся, — добавляет психолог Александра Романовская.

Насилие может продолжаться годами.

— Девочка пять лет подвергалась половому насилию, то есть в период с 11 по 15 лет. Подозреваемым в суде был ее отец. Его осудили. Девочка сама заявила в полицию, когда поняла, что происходящее между ней и ее отцом — это ненормально, — приводит случай из практики Айжан Сергеевна.

Смотреть, замечать, реагировать

— Должно быть неравнодушное отношение к близким. Если относиться к своему окружению более внимательно, то можно заметить, что с человеком происходит что-то не то, — делится своей точкой зрения Александра Романовская. — Если ребенок становится жертвой сексуального насилия, его поведение меняется. Он может стать тревожным, замкнутым или раздражительным. Родителям надо выяснять, что произошло, разговаривать с ребенком.

Психолог отмечает: если насильник представил действия сексуального характера ребенку как некую игру, малыш может начать транслировать это с помощью кукол или других игрушек, включая аналогичные действия в свои игры.

— Надо быть внимательнее к родителям, подругам, друзьям, детям и коллегам. Все, кто общается с жертвой сексуального насилия на регулярной основе, могут заметить что-то неладное при должном внимании, — продолжает Александра Николаевна. — Также надо развивать нулевую терпимость общества к насилию и не молчать о преступлениях.

Зачастую люди, столкнувшиеся с преступлениями против половой неприкосновенности, обращаются в полицию не сразу, а через продолжительное время. По словам Айжан Кадырхановой, это создает определенные трудности, так как теряется часть доказательной базы.

— Тем не менее работаем и доказываем, — подытоживает специалист.

А психолог добавляет, что о преступлениях против половой неприкосновенности не следует молчать.

— Если человек совершил правонарушение один раз, нет никакой гарантии, что завтра он не повторит. То есть сегодня ты стала жертвой сексуального насилия, а завтра жертвой может стать твоя подруга, — говорит Александра Романовская.

Об изнасиловании можно сообщить как в полицию, так и по телефону доверия Центра по оказанию помощи жертвам сексуального насилия. При обращении в Центр на том конце провода спрашивают лишь имя и контактные данные обратившегося.

— Мы отходим от всех стандартов. Оказываем жертвам психологическую помощь, не работаем в отделе полиции, не даем потерпевшим встречаться с подозреваемыми. Думаю, мы идем в правильную сторону, — делится мнением Айжан Сергеевна.

Номера, по которым можно позвонить, если вы столкнулись с сексуальным или бытовым насилием: 77-19-22, 8-771-44-511-44.

Депонирование показаний* — допрос судьей в специализированном следственном суде.

Елизавета Седых