4.1 тыс.
18 июня 2022

Почему вопросами школьного образования в Казахстане занимаются частники?

Некоторые выпускники 11 класса сетуют, что на ЕНТ им не попалось ни одного вопроса из пробных тестирований, которые они проходили за деньги. Аттестация части педагогов Усть-Каменогорска в 2022 году оказалась под угрозой из-за технических проблем. Содержание школьных учебников "обновлённого содержания" критикуют за отсутствие системы и методическую беспомощность. Что общего между этими на первый взгляд такими разными проблемами? То, что сферы, где они возникли, в Казахстане отданы на откуп частным структурам.

Техническая проблема?

Обратить внимание на эту проблему нас заставила история замечательного учителя, который  решил уйти из школы. После 24 лет у доски в одной из лучших гимназий Усть-Каменогорска. После десятков ученических побед в олимпиадах разного уровня. После личных успехов в профессиональных конкурсах. После аттестации 2022 года, когда наш собеседник обнулил свою квалификационную категорию до нуля.  После того, как право оценивать его профессионализм было отдано на откуп частной организации и превратилось в настоящее хождение по мукам.

— Нам уже не доверяют, наши показатели работы — это уже не показатели. А наш профессионализм определяют результаты теста, проводимого кое-как, — с горечью высказала своё мнение учительница, попросившая сохранить её имя в тайне. — После нынешней аттестации с меня хватит! Легче открыть образовательный центр и заниматься частной деятельностью.

Это не первый и, увы, не последний учитель, который решил покинуть школу. Попробуем разобраться, почему в результате аттестации мы теряем классных специалистов, педагогов, любимых детьми и уважаемых родителями.

По действующим правилам аттестации, вначале педагог должен пройти тестирование и только потом может предоставлять портфолио с учебными достижениями учащихся и профессиональными успехами самого педагога. Если же не набрал нужного количества баллов, можно вообще забыть обо всех предшествующих достижениях и лишиться категории.

— На курсах повышения квалификации учителя тоже экзамены сдают, составляют проекты, — комментирует директор гимназии № 38 имени Льва Гумилёва, депутат городского маслихата Инесса Чернышова. — Там уже проверяют уровень наших профессиональных знаний. Вопросы возникают именно к квалтесту. Насколько возможно путём тестирования определить уровень профессионализма учителя? Учитель — это профессия творческая. Он сдаёт тест, не добирает одного балла до высшей категории - и теряет категорию вообще. У меня в школе таких двое. Они теперь просто "педагоги". Конечно, звучит гордо, но это же вопрос оплаты труда. Почему сразу убирается категория до нуля? И почему квалтест значит больше, чем все достижения учителя?

По словам нашей собеседницы, эти вопросы ей как депутату постоянно задают педагоги Усть-Каменогорска. Но МОН РК так и не дал удовлетворительного ответа на запросы по этому поводу. И это не единственная проблема. По мнению учителей, им намеренно затрудняют условиях прохождения аттестации.

— Мы не имеем базы вопросов, по которым будем сдавать квалтест, — констатирует Инесса Чернышова. — Госслужащие и медики тоже сдают тесты. Но они знают, к чему должны готовиться. У госслужащих база - порядка полутора тысяч вопросов, я специально узнавала. Больше всего учителей возмущает, почему от нас скрывают базу. Пусть их будет 10 000, но они хотя бы нас будут ориентировать, на что нам надо обращать внимание в современной педагогике. Дайте нам базу, чтобы мы видели, что задача стоит не подловить нас на незнании, а, наоборот, обучить. Возникает такая мысль: если нам вопросы не показывают, а только предлагают платно проходить пробное тестирование, то, получается, мы просто обеспечиваем финансовое благополучие частной компании?

По мнению нашей собеседницы, такая таинственность выгоднее всего организации, которая обеспечивает процесс Центру тестирования Ustudy. По информации с официальной страницы Ustudy в Instagram, пробное тестирование педагогов стоит 3063 тенге. Директор школы тестируется дважды: как предметник и как администратор. Соответственно, и платить он должен больше 5000 тенге. Директора не считают такие расценки справедливыми. Сегодня учитель с большим количеством часов получает куда больше, чем директор.

Впрочем, ознакомиться с предстоящим содержанием квалтеста педагоги имеют возможность. Об этом гласит специальная вкладка "Курс НКТ". Стоит он ни много ни мало 40 000 тенге. Такова цена успешного прохождения профессиональной аттестации?

И это не единственная претензия педагогов ВКО к Ustudy. В апреле по причине технического сбоя были приостановлены квалификационное тестирование учителей и мониторинг в рубежных - 4 и 9 классах. Тестирование учеников, по словам руководителя областного управления образования Сайрангуль Жумадиловой, успешно прошло позднее. А вот с тестированием учителей, необходимым для прохождения профессиональной аттестации, возникли проблемы.

— Хорошо тем, кто успел зарегистрироваться и подать заявку до сбоя, — описывает Инесса Чернышова. — Я три дня подряд пыталась — безрезультатно. С трудом дозвонилась до службы поддержки, мне сказали сделать это после 3 мая. Регистрируюсь третьего, четвёртого, пятого — ничего не получается. Ни один номер не отвечает. Когда же дозвонилась, мне сказали, что тестироваться будет только тот, кто успел зарегистрироваться: "А вы будете в июле!" Но ведь не по нашей вине это случилось. Почему нельзя тестирование продлить? Многих из учителей просто не будет в городе. Отпуск был спланирован заранее, путёвки заказаны.

Однако проходить тестирование посреди законного отпуска педагогам всё равно придётся. Сроки сдачи определены МОН РК. Это апрель, июль и ноябрь. Учителя обязаны аттестоваться до сентября, поскольку в начале учебного года определяется, по какой квалификационной категории они будут получать зарплату. Казус в том, что проблемы с аттестацией нынешнего года возникли по вине частной структуры, которая осуществляет техническое обеспечение тестирования. А расхлёбывать придётся учителям.

Частники в сфере образования

Как ни парадоксально это звучит, но сегодня право решать, соответствует ли педагог своей квалификации, практически отдано в руки частной структуры. Управляющим партнером центров тестирования Ustudy является казахстанский предприниматель Жанат Рахмани. Бизнесмен признавался, что идея организовать проект в сфере образования пришла к нему в 2009 году, когда вступительное тестирование в вуз провалил его младший брат. Одновременно с ним тест не сдали более 16 тысяч абитуриентов. С этим рынком Рахмани и начал работать. Филиалы частного центра Ustudy на сегодня есть практически во всех регионах Казахстана. Выпускники школ проходят пробные тестирования в надежде на то, что сумеют таким образом подготовиться к вопросам, которые ждут их на ЕНТ. Но автору не раз приходилось слышать от абитуриентов жалобы на то, что в реальном ЕНТ были совсем другие задания.

Организатор проекта Ustudy признал, что вопросы они разрабатывают сами.

— Все наши тесты соответствуют стандартам Национального центра тестирования, — заявлял Жанат Рахмани в интервью изданию "Степь" в 2017 году. — Мы не хотели делать просто тесты и быть вторым Национальным центром тестирования. Поэтому начали думать об анализе результатов — таком образовательном мини-аудите. Ведь изначально нашей целью было выявлять пробелы в знаниях.

Та же самая история выходит с вопросами для педагогов. С тех пор как квалтест оказался в руках у Регионального центра Ustudy в ВКО, педагоги также потянулись на пробные тестирования. Раз уж узнать вопросы иным способом у них нет возможности. Многие были крайне разочарованы.

— Я пробно тестировалась дважды, — рассказывает директор одной из районных школ ВКО, аттестовавшийся в прошлом учебном году. — И ни один из вопросов пробного тестирования мне не попался на квалтесте.

То есть платные курсы подготовки и пробные тестирования учителей и учащихся проводятся вовсе не по той базе, по которой идёт реальное тестирование? В таком случае остаётся непонятным, по какой причине государство делает тайну из вопросов для подготовки к экзаменам. Чтобы дать возможность зарабатывать на трудностях экзаменующихся предприимчивым частникам?

Слишком много прав?

К сожалению, тестирование не единственная сфера образовательного процесса, где политику сегодня диктуют частники. Достаточно вспомнить прозвучавшее в нынешнем учебном году предложение о сокращении на месяц летних каникул в казахстанских школах. Его инициатором стал учредитель школьной сети Binom Айдын Рахимбаев. Кто гарантирует, что инициатива бизнесмена не станет реальностью уже в будущем учебном году?

Тревогу вызывает то, что даже содержание среднего образования и школьных учебников на сегодняшний день разрабатывается не специалистами соответствующего профиля, как это было ранее, не педагогами Национальной академии образования имени Ы. Алтынсарина, а преподавателями сети Назарбаев Интеллектуальных школ (НИШ).

— Содержание образования нам диктует АОО "НИШ", — высказывает свою точку зрения Инесса Чернышова. — Я понимаю, что школы должны быть разные. У каждой должно быть своё направление, чтобы у детей и родителей был выбор – по интересам, по мотивации каждого ребёнка. Наверное, должны быть и такие школы, как НИШ, которые работают по своему направлению, по своей программе — с одарёнными детьми. Но все школы не могут работать по программе одарённых детей. Конечно, образование должно быть современным. Оно не должно повторять то, что было в 70 — 80-е годы прошлого столетия. Но когда мы открываем учебник, там нет системы. Нет горизонтальных межкурсовых связей. Раньше в 9 классе по литературе мы изучали литературу XIX века. На уроках истории в это время изучали события, происходившие в этом веке.  Нет понимания времени, эпохи, из которого складывается мировоззрение человека. У меня, как у педагога, возникает такое чувство, что мы сейчас ребёнка просто напихиваем какой-то информацией без формирования отношения, без причинно-следственных связей.

Напомним, что учебники, созданные в НИШ, являются обязательными для всех школ Казахстана, и альтернативы у них нет. Немаловажен и такой аспект: учебники и методики НИШ разрабатываются под руководством специалистов из Великобритании. Это так и называется Кембриджские технологии. Но допустимо ли, чтобы образовательная политика суверенной страны диктовалась из-за рубежа?

На своём месте

Наше государство часто привлекает бизнес в сферу образования. В Усть-Каменогорске не первый год успешно функционируют детские сады на основе государственно-частного партнёрства. Положительным опытом работы частной структуры в конечном итоге оказался электронный журнал "Кунделик", который критиковали долгое время.

— "Кунделик" — тоже частное предприятие, — комментирует директор гимназии № 38. — Сейчас система более-менее уже отработана. Первый год мы, конечно, боролись. Сейчас в принципе уже вопросов нет. Они нас слышали, реагировали, отписывались, меняли, дополняли. И служба поддержки у них работает безупречно. Они тут же отвечают, консультируют. К этой компании претензий нет.

Получается, что сотрудничество с частником может быть успешным, когда частнику доверено обеспечение технических сторон образовательного процесса или жизнедеятельности школ. В конце концов, именно частные компании обеспечивают сегодня в Усть-Каменогорске питание учащихся и охрану. Но поставщики этих услуг определяются в ходе конкурса. И договор с ними может быть расторгнут при нарушении обязательств поставщиком.

И совсем иное дело, когда частники получают право безальтернативно диктовать государственную политику в таких стратегически важных сферах, как содержание образования или определение профессиональной квалификации педагогов. Невольно закрадывается вопрос: по какому праву? Вопрос, конечно, интересный...

Ирина Плотникова