3.2 тыс.
1 июля 2022

В ВКО пасечник не может найти управы на медведя-дебошира

Фото: предоставлены Сергеем Осинцевым

Косолапые хищники все чаще наносят урон местным хозяйствам. Причина, по словам специалистов, в том, что в регионе значительно увеличилась численность этих животных. Раньше вне сезона охоты отстреливать их было запрещено. Теперь это стало возможным. В приказе «Об утверждении правил охоты» появилась оговорка, которая допускает отстрел медведей в случае, если они причиняют ущерб или угрожают жизни и здоровью населения. Для этого достаточно лишь обратиться в соответствующие органы. Однако, как показывает практика, все не так просто, передает корреспондент YK-news.kz.

По словам охотоведа Сергея Осинцева, медведи стали нередко наведываться на пасеки и даже в населенные пункты области.

— 5 мая в КГУ «Усть-Каменогорское лесное хозяйство» обратился аким села Тарханка. Он рассказал, что по селу бегает медвежонок, — приводит пример Сергей Юрьевич. — На место выезжали инспекторы отряда оперативного реагирования, а также работники Тарханского лесничества. Информация подтвердилась. К счастью, от животного никто не пострадал.

Между тем пчеловодным хозяйствам региона повезло меньше. Так, 10 июня медведь забрался на пасеку в селе Топиха, где повредил три улья. А с 19 июня другой косолапый зачастил на пасеку, расположенную в полях за селом Степным. Свои «визиты» он совершает по ночам и в поисках меда ломает ульи.

— Это говорит о том, что медведей стало очень много, — делится профессиональным мнением собеседник. — Старые медведи выгоняют молодых со своих территорий. Последним некуда деваться и они подходят к населенным пунктам. Они еще не очень опытные, доставать пропитание себе не умеют, поэтому ориентируются на легкую добычу: за медом забредают на пасеки, за скотиной — на частные подворья.

Вспомним громкую историю, которая произошла в Серебрянске в июне прошлого года. Тогда молодой медведь повадился посещать дворы частного сектора. За несколько недель он не только подрал множество баранов, кроликов и кур, но и успел изрядно напугать местное население. В акимате города пытались решить этот вопрос. Но «ликвидировать» назойливого топтыгина никак не удавалось: не позволяло природоохранное законодательство. По действующим тогда правилам вне сезона охоты (который для ВКО устанавливался с первой субботы сентября по 30 сентября и с 15 апреля по 15 мая) отстреливать медведя запрещалось. В итоге все закончилось благополучно: по официальной информации, медведя удалось отпугнуть и в Серебрянск он больше не возвращался. А в правила охоты с тех пор внесли корректировки.

— Во-первых, изменились сроки охоты на бурого медведя. Теперь на него можно охотиться с первой субботы сентября по 30 ноября. Весенняя охота на самцов и яловых самок разрешается на срок не более 15 календарных дней в период с 15 апреля по 15 мая, — говорит юрист Восточно-Казахстанского объединения охотников и рыболовов (Охотсоюз) Оксана Валиева. — Во-вторых, в правилах прописали условия, при которых позволяется отстреливать медведей вне сезона охоты. Цитирую: «в случае возникновения угрозы здоровья и жизни населения, причинении материального ущерба, допускается отстрел бурого медведя вне зависимости от сроков охоты специализированными организациями уполномоченного органа и местных исполнительных органов».

Специализированной организацией уполномоченного органа, по информации юриста, является «Охотзоопром». А местным исполнительным органом — отряд оперативного реагирования областного управления природных ресурсов и регулирования природопользования.

— То есть механизм на нашем уровне такой: люди обращаются в местный акимат, а аким — в областное управление природных ресурсов. Поступает соответствующее распоряжение, оперотряд выезжает и отстреливает медведя, — поясняет Оксана Валиева.

Кажется, механизм довольно прост. Но на деле пока все обстоит иначе. Своим опытом поделился хозяин пасеки, расположенной за селом Степным, которую вторую неделю разоряет мишка.

— Меня пинают из одной инстанции в другую, — говорит Алексей Устинов. — Приехал в управление природных ресурсов. Там сказали, мол, мы поедем без проблем, отстрел произведем, у нас есть опергруппа. Но вам надо предварительно собрать все бумаги. Перенаправили меня в территориальную инспекцию, те сказали написать заявление участковому и акиму сельского округа, к которому относится пасека. Я к этому акиму приехал в Ушаново, на месте его не застал. По телефону он мне сказал, что не будет никаких заявлений принимать. И участковый, говорит, не будет у вас ничего принимать. Закон, дескать, приняли, но он еще сырой, не распределили, кто и что конкретно должен делать.

Пока мужчина вынужден ночами охранять пасеку.

— Привезли туда собак. Когда они начинают лаять, кидаться, включаем фары, свистим, кричим. Медведь уходит, — говорит Алексей.

По словам собеседника, топтыгин приходил на его пасеку уже четыре раза и успел повредить шесть ульев.

— Лесники говорят, если он распробовал, уже не успокоится. Но это еще полбеды. Мне по сути там осталось стоять где-то до 12 июля, потом перевезу пасеку в другой район. Со мной по соседству еще одна пасека стоит. Хозяева — пожилая пара. Оба глухие, без слуховых аппаратов ничего не слышат. Сейчас я съеду, он по-любому к ним придет. Я больше за них переживаю.

Мы связались с управлением природных ресурсов, там нам подтвердили, что пасечник к ним обращался и они его перенаправили в территориальную инспекцию. Пока дозвониться туда мы не смогли.

Дарья Хацанович